Каталог статей


Главная » Статьи » Духовикам

Докшицер Т.А. Из записной книжки трубача: Заметки об исполнительском мастерстве музыканта.
Глава II
О ПРОФЕССИИ ТРУБАЧА
Выбор профессии музыканта - вопрос ответственный. Он определяет судьбу
человека, его будущее.
Нередко основанием для выбора бывает заявление родителей: “Он увидел
инструмент, ему нравится, он захотел...”. Это не только недостаточное, но и
несерьезное основание.
Определить будущую профессию трубача можно только в результате
исследования общих музыкальных и профессиональных данных, физических,
умственных и волевых способностей, природы эмоциональности, творческих
наклонностей, интуиции человека.
При первоначальном знакомстве можно определить лишь некоторые физические
данные: зубы (нет ли торчащих зубов), прикус (нет ли завала нижней челюсти -
лучше, если она несколько выдается вперед), губы (тонкие или полные, как они
складываются и отвечают на звук), устройство лица (хорошо, если губы конусом
вперед, как бы образуя звук “у-у-у”). Все это можно проверить только на инструменте
или на мундштуке. При беглом знакомстве можно определить и общие музыкальные
данные - слух, ритм.
Но окончательное решение о предрасположенности к инструменту и музыке
принимается только после пробного этапа обучения в течение, по крайней мере,
нескольких месяцев.
Об инструментах
По моим наблюдениям и собственному опыту, инструмент, как и мундштук,
надо подбирать по своему размеру. Модификаций инструментов не так много, как
моделей мундштуков (хотя фирм, производящих инструменты, множество), но
разобраться в этом тоже надо, пусть и не всегда это легко сделать. Можно играть
на инструменте даже самой хорошей фирмы и при этом испытывать всякие
трудности с регистрами, выдержкой, подвижностью - не догадываясь, что в
поисках решения хотя бы части этих проблем следует попробовать другой
инструмент.
Существует пять основных мензурных разновидностей труб:
S - Small (малая),
М - Medium (средняя),
L - Large (большая),
ML - Medium Large (средняя большая),
EL - Extra Large (очень большая).
Перемена инструмента с малой на большую мензуру связана с перестройкой
положения губ, объема звуковой щели, другим расходом дыхания. Все это в
начальный период может вызвать потерю ощущений, трудности в звукоизвлечении,
ломку звука и даже временную нетрудоспособность - невозможность продолжать
играть, что свидетельствует о “непопадании” на свой инструмент. В таком случае
требуется перерыв в занятиях, необходимый для постепенной перестройки, а может
быть, и возвращение к инструменту прежней мензуры.
О мундштуках
С мундштуками вопрос несколько яснее, хотя подбор их тоже непрост при
имеющемся разнообразии моделей.
По системе, разработанной Винцентом Бахом, мундштуки классифицируются на
несколько групп в зависимости от величины (ширины кольца) чашки и ее глубины, а
также от ширины полей. Ширина кольца чашки определяется цифрой: №1 - самая
большая, с увеличением числа (№2, №3, №4, №5, №6, №7) кольцо чашки
уменьшается. Глубина чашки обозначается буквой: А, В, С, D, Е. Самая глубокая
чашка - А, средняя - С, самая мелкая - Е.
Скажем, мундштук с чашкой №3 и средней глубиной обозначается “3 С”,
мундштук с величиной чашки №7 и самой мелкой глубиной - “7 Е” и т.д.
Помимо этого, поля мундштучного кольца шире обычного размера обозначаются
дополнительной буквой W- например, “7 EW”.
Если внутренняя кромка поля мундштучного кольца несколько завалена,
смягчена, это обозначается знаком -(минус) перед буквами: скажем, “7-EW”.
Система Баха предполагает существование свыше ста разновидностей
мундштуков. Из такого количества каждый может подобрать мундштук по размеру и
вкусу.
Существуют и другие системы моделей мундштуков фирм “Шилке”, “Сельмер”,
“Ямаха” и т.д. Несовпадение их классификаций вносит путаницу и затрудняет
ориентацию.
Как же подобрать мундштук? Прежде всего по величине чашки. Размер
мундштука связан со складом губ, их устройством и полнотой.
Чашка, как размер одежды или обуви, должна подойти человеку сразу: лучше
не рассчитывать на привыкание. Значит, подбирая мундштук, надо сначала найти
“свою” цифру - №1, №5, №7 и т.д.
Затем следует определить глубину чашки. Чем мельче чашка, тем легче берется
верх, но звук становится уже и острее. Оптимальной считается глубина чашки,
обозначаемая буквой “С” - она дает ровное звучание всего диапазона.
Если исполнитель испытывает трудности с верхним регистром, то, помимо
специальных упражнений, целесообразно какое-то время (год или даже несколько
лет) играть на мундштуке с мелкой чашкой - “Е” или “D”. Это способствует выработке
новых мышечных ощущений, которые остаются у исполнителя, когда он переходит
на более глубокий мундштук.
У трубача должно быть несколько мундштуков с разной глубиной чашки - как,
впрочем, и несколько труб различных строев.
Для трубы пикколо применяется более мелкий мундштук.
В процессе многолетней исполнительской работы у трубача может появиться
потребность сменить мундштук. Меняют мундштук обычно на больший размер. Это
бывает один или два раза в жизни.
Со сменой мундштука на больший (чаще всего соседний) размер в игровой
процесс включаются новые слои свежей, еще не “амортизированной” губной ткани.
Это действует как омоложение - прибавляет губам новые силы и создает приятные
ощущения.
О мундштуке и верхнем регистре
Решать вопрос звучания верхнего регистра надо с учетом многих сторон. Важно,
чтобы мышцы, закаленные соответствующими упражнениями, были в отдохнувшем
состоянии - плюс соответствующая верхнему регистру интенсивность выдоха с
обязательным балансом напряжения губных мышц.
Усиленный прижим мундштука при недостаточной интенсивности выдоха
приведет к зажиму губной щели и прекращению звучания.
Для более легкого извлечения верхних звуков можно использовать мундштук с
мелкой чашкой, не считаясь с тем, что звучание станет резче и уже. Но это -
временная мера. Мелкий мундштук может расширить верхний диапазон на 2-3 тона и
дать исполнителю важное ощущение уверенности при игре верха. После
экспериментального периода в 1-2 года ощущения эти закрепляются и остаются при
переходе на более глубокий мундштук.
О “мундштучной болезни”
Так называется страсть к частой смене мундштуков. Причиной может быть
ощущение неудобства при игре, но часто дело лишь в чрезмерной привередливости
к мундштуку. Претензии к мундштуку часто вызваны неудовлетворенностью
музыканта своей игрой, а может быть, и переоценкой собственных возможностей -
поисками “идеала” без достаточного вклада собственного труда.
Все эти и другие побудительные мотивы приводят к тому, что исполнитель
перестает заниматься на инструменте: все его усилия сосредоточены на
“дегустации” мундштуков. От бессмысленного прелюдирования он еще больше
разбивает губы, травмирует их, теряет ощущения, а в итоге - свою исполнительскую
форму.
Опасность “мундштучной болезни” состоит еще и в том, что все исполнительские
проблемы, которые возникают у каждого, такой трубач приписывает только
мундштуку и не работает над преодолением этих проблем: он ищет мундштук,
который бы “сам играл”. Но такого не бывает. В мундштуке нельзя найти то, чего в
нем нет.
Никакой мундштук не заменит ежедневный труд музыканта по формированию
звука, выработке дыхания, беглости языка, выносливости губ, освоению регистров и
в конце концов - освоению музыки.
Конечно, мундштук надо подобрать удобный и по размеру. Такие его свойства,
как глубина чашки, ширина и характер полей, должны соответствовать
физиологической природе исполнителя. Но это процесс; не бесконечный.
Мундштук - важнейшая часть профессионального оборудования трубача. Именно
он является связующим звеном между исполнителем и инструментом. Но
предъявляя высокие требования к мундштуку, надо предъявлять одновременно
такую же высокую требовательность к себе.
Работа на инструменте - лучший и верный способ избавиться от мундштучной
болезни.
*
Можно ли разыграть инструмент, или, как говорят “раздуть трубу”?
Думаю, сама постановка вопроса ошибочна. Можно не разыграть инструмент, а
познать его акустику, мензуру, строй, звучание регистров - то есть как следует
присмотреться к инструменту, приспособиться к нему, приучить себя именно к
данному инструменту.
Только в этом смысле можно говорить об освоении трубы исполнителем. А
качество изготовленного инструмента трубач изменить не может.
*
Можно ли “задуть трубу”? А вот это можно.
В трубках инструмента, на изгибах, помпах может оседать влага в виде слизи от
дыхания исполнителя. Со временем это приводит к сужению сечения трубки, которое
исполнитель может почувствовать. Потому-то и рекомендуется периодически
промывать инструмент и снимать налеты с мундштучной трубки и конуса самого
мундштука, где накапливается и кристаллизуется особенно много слизи.
Это состояние инструмента и называется исполнителями “задутостью”.
Особенную “задутость” трубачи ощущают после того, как на их инструменте
поиграют дети, у которых слюновыделение обильнее, чем у взрослых, а
следовательно, и “задутость” возникает больше.
*
Снова вспомнил слова Г. Нейгауза: “На трубе трубят, на скрипке скрипят, на
флейте свистят, на рояле играют”.
Я бы сказал так: “На рояле, скрипке, флейте играют, а на трубе - изобретают”.
Изобретают специальные трубки, рычаги для подстройки, дополнительные
помпы, съемные трубки, подмундштучники, специальные мундштуки, отдельно поля,
даже резиновые шланги для разыгрывания... Все это. предназначается для вывода
трубы в сферу сверхвозможностей.
Вроде бы ничего плохого в этих поисках нет- может, и дойдут до изобретения
такой конструкции инструмента на котором можно будет легче играть, точнее
интонировать. Если бы только эта “эпоха эволюции” была связана с музыкой, а не
отвлекала от нее!
Труба - древний инструмент, и в своем конструктивном устройстве в наше время
она достигла зрелости и, может быть, совершенства, как скрипка или рояль. Так чего
же от нее хотят, что ищут?
Положим, инструмент несовершенен. Но, скажем, на скрипке при
неограниченном верхнем регистре нет нижнего - всего-то “соль” малой октавы.
Однако никому за многие столетия в голову не приходила мысль прибавить к
скрипке еще одну-две струны, причем без всяких конструктивных изменений, и
приблизить ее звучание к альту или виолончели. Скрипка есть скрипка, со всеми
неповторимыми прелестями ее звучания - как и все другие оркестровые
инструменты; тромбон, флейта, валторна...
Труба тоже есть труба - не флейта, не рожок и не контрабас. И только в рамках
своего диапазона и своей акустической природы она остается трубой. В этом ее
самобытность. Все поиски подмундштучников, резиновых шлангов и тренажеров
отвлекают людей от музыки, отдаляют от нее. Может быть, по этой причине мы все
реже встречаем сейчас трубачей с хорошей фразой, с высокой исполнительской
культурой.
О трубе пикколо
Уверен, что все родственные инструменты трубы “В” и “С”, применяемые в
оркестровой практике эпизодически, должны иметь ограничения и в сольном
исполнительстве. Игра на них не отличается разнообразием динамических красок, а
физическая нагрузка, постоянное сверхнапряжение, повышенная компрессия
организма укорачивают жизнь трубача.
Я убежден, что на пикколо постоянно и много играть не только трудно, но и
вредно. Ведь нельзя считать нормой головокружение или пульсацию в голове во
время игры.
На пикколо многие стараются солировать, подражая выдающимся исполнителям
нашего времени, которых можно считать уникальными артистами - например,
Мориса Андрэ.
Активно стимулируют исполнительство на пикколо и конкурсные программы, в
которые обязательно включают исполнение двух-трех произведений на этом
инструменте. Как неоднократный очевидец, могу засвидетельствовать, какие
страдания и сверхнапряжение приходится выдерживать молодым конкурсантам, а
главное - какие потери они несут в показе мастерства на пикколо в сравнении с
трубами “В” или “С”, будучи великолепными и зрелыми исполнителями на последних.
Если игра на трубе пикколо - мода, то как всякая мода она не вечна. Время изменит
моду, и прекрасный инструмент пикколо займет свое место в оркестре, а труба
всегда останется трубой, а не гобоем, не чем-то другим - со всеми присущими ей
прекрасными, неповторимыми особенностями звука, динамики, разнообразием
регистров...
Два вопроса:
Когда можно начинать обучение игре на трубе и когда надо заканчивать
исполнительскую деятельность?
На эти два вопроса может быть один ответ, связанный с состоянием зубов
человека: начинать, когда у ребенка зубы сформировались, а заканчивать, когда
зубы вывалились. Но не все так однозначно.
Если на первый вопрос ответ более или менее определенный, то на второй
такой ответ не может удовлетворить. И в том, и в другом случае надо учитывать
состояние здоровья человека. У ребенка - процесс формирования организма, у
пожилого человека - наличие возрастных болезней (сердца, легких и т.д.) могут
внести коррективы в любые “правила”. Как показывает жизнь, зубы далеко не всегда
становятся препятствием для продолжения игры. Хорошо сделанные протезы вполне
могут помочь артисту продлить свою исполнительскую деятельность. Однако не
всем и не всегда!
Вопрос продолжения игры на трубе в старости вопрос сугубо индивидуальный.
Поэтому духовикам так-нужна продуманная система социальной защиты, льготные
пенсионные законы.В разных странах мира мне довелось встречаться с молодыми
трубачами, влюбленными в свой инструмент и посвятившими ему уже 8-10 лет
жизни, но ничего за это время не достигшими в плане профессионального уровня
исполнительства.
Если считать, что обучение на трубе начинается в 9-10-летнем возрасте и длится
около 10-12 лет, то для тех, кто не укладывается в эти сроки, есть опасность
превратиться в “вечного студента”, а освоение профессии может обернуться
бесцельной тратой времени. Для них, вероятно, профессиональная карьера
бесперспективна.
Жизнь человека не вечна, и она жестко диктует условия профессионального
созревания еще в молодые годы.
Практика показывает, что, достигнуть мастерства можно и в более короткие
сроки. Все зависит от 3-х факторов:
- степени дарования студента (ученика),
- величины его собственного вклада в процесс занятий,
- квалификации педагога-наставника.
В жизни нет правил без исключений.
Бывает, что конкурсные программы играют через 2-3 года после начала учебы, а
бывает, что истинное дарование человека раскрывается только через 15 лет труда.
А наше время все настойчивее диктует: “Нужны исполнители хорошие и только
хорошие”. И даже еще более жестко: “Нужны исполнители не просто хорошие, но
выделяющиеся из ряда хороших”. Современная методика, особенно методика
комплексного подхода к вопросу формирования мастерства, вполне готова к
организации ускоренного воспитания музыкантов,
(методика опережения) - разумеется, только ярко одаренных людей.
Комплексный метод решает одновременно несколько исполнительских задач,
экономит время и силы человека, гармонично развивает мастерство и творческую
личность музыканта.
Однако методически не оправданы, однобоки и бесперспективны занятия,
направленные только на развитие сверхвозможностей, только сверхвысокого
регистра, только сверхподвижности в легато и т.п. Мы бываем свидетелями
демонстрации этих и других “ошеломляющих” эффектов - и в то же время полной
музыкальной беспомощности таких исполнителей.
Человечество подошло к рубежу, когда на воспитание профессионального
оркестрового музыканта не будет тратиться более 10-12 лет. Это оптимальный срок
и для обучения трубача.
Но можно так интенсифицировать этот процесс, чтобы сократить его до 3-4 лет.
Примером могут служить многочисленные курсы мастерства участники которых за
неделю (к своему собственному изумлению) успевали выполнить многомесячную или
даже годовую программу.
О профессиональной гигиене
Все неудачи в работе трубача берут свое начало от состояния, условно
называемого профессиональной гигиеной. Случается, в оркестре или в классе
трубачу со стороны подсказывают, что надо подстроить свой инструмент. Сам этот
факт свидетельствует об отсутствии внимания у исполнителя, а, возможно, и о
недостатке слуха.
Слуховой контроль у трубача, как и у вокалиста, имеет свои особенности. Ведь
источник звука и его контролирующий орган находятся почти рядом - это исключает
возможность пространственной оценки, когда говорят, что “со стороны слышнее”.
И все же подстройка своего инструмента является одним из условий личной
профессиональной гигиены исполнителя.
Впрочем, к профессиональной гигиене можно отнести и состояние
исполнительской формы музыканта.
Три составляющих профессиональной гигиены трубача:
1. Состояние губ – умение содержать их в состоянии игровой готовности, то есть
способности отвечать всем видам игровой нагрузки в нужный момент.
2. Состояние исполнительской техники – владение всеми ее видами,
готовность к выполнению любой технической задачи.
3. Постоянное стремление к совершенствованию мастерства – изучение
нового материала, систематическая работа над отстающими сторонами техники,
забота о стабильности общей игровой формы.
Берегите губы!
Губы трубача легко ранимы. Их, в частности, разъедает виноградная кислота, от
которой они теряют упругость и эластичность. От игры на больных губах образуются
вмятины, как отпечатки от зубов, которые остаются надолго. Не ешьте виноград
кислого сорта, а также хурму, вяжущую слизистую рта.
Наверное, каждый должен остерегаться есть то, что может ему помешать играть.
Играть на влажных или сухих губах?
Подавляющее большинство трубачей играют на влажных губах, в процессе игры
смачивая (увлажняя) их слюной. Это создает ряд удобств: мундштук не прилипает к
губам, его легко отвести и быстро поставить на свое место, что само по себе важно
для восстановления кровообращения и выдержки губных мышц. Мундштук легко
“находит” свое привычное место на влажных губах.
При игре на сухих губах исполнитель может испытывать большие неудобства.
Он остерегается отвести мундштук от губ, поскольку за короткое время можно не
успеть вновь поставить его на игровое место. Слюновыделение во время игры
обильное, губы увлажняются, их приходится вытирать при каждом отводе мундштука.
Возникает проблема выносливости губ, не получающих расслабления и передышки
во время любой маленькой паузы и даже в момент вдоха: ведь не всегда можно
успеть в момент отвода мундштука достать платок, вытереть губы и удобно
приспособить мундштук.
Играющие на влажных губах в коротких паузах или во время вдоха могут давать
губам передышку. Играющие на сухих губах вынуждены подолгу не отнимать
мундштук от губ в ожидании большой паузы. Играющие на сухих губах объясняют эту
свою привычку тем, что на влажных губах мундштук скользит и теряет свое
постоянное место.
А играющие на влажных губах именно на это скольжение и опираются: мундштук
всегда и наверняка находит свое “ложе”, выработанное годами практики.
В своей педагогической работе я всегда рекомендовал играющим на сухих губах
перестраиваться на влажную постановку. Те, кому это удавалось, ощущали хорошие
результаты.
Конечно, легче рекомендовать и рассуждать, чем осуществить такую
перестройку. Разобраться в причинах этого крайне субъективного явления, в основе
которого могут лежать и психологические, и физиологические факторы, может только
сам исполнитель.
О пчелином воске
При неровных зубах губы могут легко травмироваться. Отпечатки острых краев
зубов создают неудобство при игре и могут даже приводить к временной
нетрудоспособности.
В качестве предохранительного средства можно использовать тампон-подкладку
из пчелиного воска, сглаживающего острые края зубов и полости между ними. В
пчелиный воск надо добавить волокна ваты, смешать их и всегда иметь при себе в
футляре.
Такие прокладки удобны тем, что воск легко принимает любую форму, не
мешает движению и скольжению губ.
*
При возникновении лихорадки на губе трубачу нельзя продолжать играть.
Особенно опасен момент, когда ранка открытая, мокрая, новый кожный покров еще
не образовался или не окреп.
В этих случаях может произойти окисление от металла мундштука и заражение,
приводящее к образованию незаживающей язвы. Подобные печальные примеры я
наблюдал в своей педагогической практике. Музыкантам приходилось менять
профессию или инструмент, и трубачи становились ударниками, фаготистами...
Об эмфиземе
Легочная ткань с годами теряет эластичность. От специфики профессиональной
нагрузки легкие неестественно много времени пребывают в состоянии вдоха, то есть
расширения. Со временем все труднее бывает принять противоположное
положение выдоха. В бытовом представлении эмфизема характеризуется как
перманентное состояние вдоха грудной клетки.
В пожилом возрасте эмфизема бывает не только у трубачей, но и у людей
других профессий. Ее, начальную стадию человек не замечает, хроническая форма
проявляется в кашле, одышке при физической нагрузке.
О режиме трубача
У каждого музыканта есть свой “звездный час” - время наилучшего самочувствия
для работы, время оптимальное, удобное для игры. Обычно лучшее время для
занятий, собранности, концентрации внимания - утреннее, до обеда, а затем, после
дневного отдыха - вечернее. Это устоявшийся, проверенный режим музыканта,
рабочий день которого может длиться с утра до вечера. Ну, а если играть
приходится, скажем, в 5 часов дня - что случается в жизни оркестровых музыкантов
(особенно студентов) довольно часто? Как преодолеть типичную для этого времени
суток вялость, дремотное состояние? Один из способов - спрессовать дневной цикл,
сместить время так, чтобы состояние вечерней активности и бодрости пришлось на
5 часов. Скажем, если завтрак - в 9 утра, занятия - в 10, с 11 до 12.30 прогулка, в 13
- легкий обед, отдых от 14 до 15.30, тогда начало работы в 17 часов покажется
нормальным.
Одному моему аспиранту пришлось играть выпускную программу в двух
отделениях в “не звездный” для него час. Несколько дней он, перестроив привычный
режим, проводил репетиции именно в это время, и только спустя 3-4 дня
почувствовал себя комфортно.
*
Как-то в классе, обсуждая со студентами вопросы физиологии трубача,
затронули вопросы режима занятий, отдыха, питания, игровой нагрузки,
профессиональной и общей гигиены, влияния состояния губ на психику
исполнителя...
Кто-то из студентов сказал, что у него во время игры на ноге пульсирует мозоль.
И в следующий момент была высказана мысль, раскрывающая суть профессии:
“Оказывается, мы играем не на трубе, а на себе”.
Это истина, в которой может убедиться каждый.
*
Профессионалом можно считать только того исполнителя, который всегда
сохраняет свою игровую форму, умеет развивать и поддерживать свое мастерство,
изучает музыку фундаментально, всегда может ее исполнить или быстро
подготовиться к исполнению, кто постоянно интересуется новой музыкой.
*
Трубачи, осваивающие технические приемы на короткое время и не умеющие
поддерживать самостоятельно собственную профессиональную форму, могут
терпеть неудачи в работе.
*
Профессиональное мастерство - это личный вклад исполнителя в “банк”, где
хранятся исполнительские навыки. По мере развития технического мастерства
“копилка” наполняется музыкальным содержанием. Из “банка” музыканта ничего не
должно выпадать, а то, что теряется или устаревает, должно восполняться
творческим трудом.
Для этого учился и этому учили!
О совершенствовании характера музыканта
Встречаются настолько некоммуникабельные натуры, что даже их высокий
профессионализм не способствует успешной работе в оркестре и товарищескому
общению с коллегами.
Для оркестрового музыканта - профессии коллективного творчества - это
большой недостаток характера. От этого недостатка страдают и он сам, и его
творчество, и коллеги по работе.
Голос разума подсказывает: “Если ты недоволен средой, в которой живешь и
трудишься, и хочешь видеть все иным - начни преобразование с самого себя”. Все
можно развить у трубача, если не все от природы дается с легкостью.
Встречаются трубачи с ограниченной подвижностью языка, со слабыми губами,
невыразительным звуком; трубачи, которым трудно дается верх, губные трели и т.д.
Развивать все эти качества не только можно, но и необходимо: они поддаются
развитию в пределах природных данных каждого субъекта. Нет человека, которому
все бы давалось легко, у каждого есть свои сильные и слабые стороны.
Вопрос состоит в том, чтобы уметь следить за своими слабыми сторонами,
уделять им больше внимания в индивидуальной работе, подтягивать их до общего
уровня своего мастерства.
У трубача, умеющего следить за своей игровой формой, не всегда и заметишь
его слабости!
Категория: Духовикам | Добавил: Админ (05.10.2009)
Просмотров: 6003 | Рейтинг: 5.0/4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2019